ДЛЯ СВЯЗИ

Эта запись будет всегда сверху.
Здесь можно задать мне вопрос или что-нибудь предложить.
Или оставить свой номер телефона. Или признаться в чем-то. И так далее.

Collapse )

Все комментарии к этой записи, за исключением открытых мной по своему усмотрению, скрыты.

Пыжик

Вчера усыпили родительского пса. Долго болел, под конец уже не ел ничего, только пил.

Очень грустно. Это был замечательный пес. Добрый, ласковый, и, как и многие большие собаки — совершенно незлобивый. В жизни он никого не обидел, любил погулять, побегать, поваляться на диване и подставить под хозяйскую руку мохнатое теплое пузо.

Родители в нем души не чаяли.

Беги по радуге, Пыжик. В Страну Сочных ребрышек.


...А ночью я проснулся и понял, что накатила тоска. И не заснул, пока не дописал стихотворение.

* * *

День погожий. Хорошо в лесу.
Солнце скачет по ветвям упругим,
Сушит пот. Могилу роем псу,
Верному родительскому другу.

Пап, ну как? Возьму на пол-штыка
Глубже? Для него совсем не жалко.
Там, на дне из чистого песка
Выстелим последнюю лежанку.

Все, готово. Ну давай, дружок,
В псовый рай, где хвори не догонят.
Только еще раз мохнатый бок
Под своей почувствую ладонью.

Отдыхай. Собачий скуден век,
Чуть привык
уже пора прощаться.
...Здесь зимой красиво. Ляжет снег.
Помнишь? В нем так здорово валяться.

Точно знаю где-то ты живой,
Со всех лап несешься, как ракета...
Ладно, батя. Двинули домой.
Покурить бы.
Зажигалки нету.

"Встреча". Новый рассказ из цикла "Командир Особого взвода"

Наверное, нужно бы выложить завтра, чтобы больше народу увидело новость, прежде чем она уйдет вниз в ленте.

Но я так не привык.

Поэтому вот. Новый рассказ из цикла "Командир Особого взвода". Для тех, кто любит рассказы про старшину Нефедова. Ну и вообще - для всех.

Рассказ называется "Встреча". Читайте, комментируйте, делитесь.

* * * 

Старик прокашлял всю ночь. Надсадно, гулко, так что в груди будто что-то скрежетало, а потом старые легкие судорожно тянули в себя воздух, чтобы тут же вытолкнуть его с новым приступом болезненного кашля. Только под утро, перед самым рассветом кашель чуть поуспокоился, дал передышку, и старик окунулся в недолгий и зыбкий, как у всех сильно пожилых людей, сон. 

Его старший внук вышел во двор, чтобы покормить сторожевого пса Акбарку, и с тревогой прислушался к тишине, царившей в маленьком флигеле, где жил старик. Тот сам настоял на том, чтобы переехать в отдельное жилье — не годится по ночам всех пугать своим кашлем да кряхтеньем, пусть дом и большой, двухэтажный, места хоть отбавляй. Отказался старый упрямец наотрез, так и остался во флигеле, только газ туда провели, чтобы на плите чай кипятить можно было. 

— Что-то не нравится мне, как он кашляет, — сказал Бекбулат жене. — Вот точно не нравится. Похоже, совсем разболелся старый, второй день носа на улицу не показывает.   

* * *
Дальше — по ссылке. Там же можно скачать fb2, если кому-то удобнее.

Collapse )

Новая глава

Простите за долгое ожидание. Итак, моя повесть еще немного подросла. Выкладываю главу десятую - "Непотопляемый". Читайте, делитесь, оставляйте свои оценки и так далее. В общем - на здоровье!

* * *

Лондон. Май 1912 года.

— Продолжим, — судья был деловит и краток. На самом деле сэр Джон Бигман, за плечами у которого было множество громких судебных дел, просто очень устал. С тех пор, как началось разбирательство по этому кораблекрушению, прогремевшему по обе стороны Атлантики, судья только и делал, что перечитывал машинописные копии допросов свидетелей, увесистые тома морского права и просматривал целые груды чертежей. Судья чертовски хотел спать, но времени на это не было — общественность требовала призвать виноватых к ответу. Оставалось только понять, кто же они — эти самые виноватые.

— Вызывается свидетель Чарльз Джоуин, — бесцветным от усталости голосом произнес Бигман и негромко стукнул судейским молотком по столу — почти не коснулся полированного дерева специальной подставки.

— Вы были пекарем на лайнере «Титаник», принадлежавшем компании «Уайт Стар Лайн»?


Продолжение следует!

После долгого перерыва - выложил девятую главу повести "Приговоренные к приключениям". Называется "Доброе слово и кольт".

* * *
Хертогенбос. Брабант. 1494 год

Ерун ван Акен сидел на деревянном табурете и с отсутствующим видом вертел в пальцах, перепачканных красками, длинную кисть. Время от времени художник принимался яростно скрести заросшую щетиной щеку, потом снова замирал, глядя в одну точку — на картину, которая огромным квадратом темнела посреди мастерской.
Скрипнула дубовая дверь, и в щель просунулась чья-то голова. Голова покрутилась туда-сюда и радостно воскликнула:
— Ерун! Ты чего сидишь один-одинешенек? Пылью своей дышишь, весь уже паутиной зарос! Пойдем-ка, накатим по кружечке доброго…
Взгляд головы воткнулся в картину и намертво к ней прикипел.
— …по кру… добро… — просипела голова и закашлялась, будто кто-то внезапно крепко прихватил человека за кадык. Дверь открылась шире, и в мастерскую протиснулся невысокий толстяк, разодетый по последней моде, что в Хертогенбосе, да и во всем Брабанте означало «ткань подороже да сам побогаче».
— Ч… что это, Ерун? — прокашлял толстяк, завороженно глядя на изображение.
— Сад, — мрачно отозвался художник.
— Сад? — изумился толстяк, опасливо, боком, как краб, огибая картину. — Это где ж такое сажают нынче, а?
— Сад земных наслаждений, — сварливо ответил ван Акен.
— Ничего так у тебя тут наслаждения, — пробормотал гость, стараясь держаться подальше от картины. — Такие наслаждения, знаешь ли…
— Ты не туда смотришь, — по-прежнему мрачно поправил его ван Акен. — Смотри вон туда.
— Туда? — непонимающе пробормотал толстяк. Потом лицо его просветлело. — А! Ну вот это другое дело! Благолепие… облачка вон…
Он покосился на другую часть триптиха и снова замер.
— Нет, ну там-то сад, — сказал он. — А тут…
— А тут — ад! — раздраженно откликнулся хозяин мастерской и бросил кисточку на пол, и без того заляпанный многолетними наслоениями масляных красок.
— Ад у тебя, Ерун, знаешь ли, тоже какой-то странный, — толстяк покрутил головой и запустил пальцы под тесный воротник, врезавшийся в красную шею.



Туда и обратно

Настоящего хоббита, который написал книгу о походе в компании гномов и волшебника, звали вовсе не Бильбо Бэггинс.

В 1907 году санкт-петербургское издательство "Шиповник" выпустило крайне занятную книгу мемуаров под замечательным, многим ныне известным названием - "Туда и обратно".
Автор рассказывал о побеге из ссылки, который он только что совершил, проехав 700 верст по снегам на оленях, ведомых любящим сильно выпить (мягко сказано) зырянским погонщиком Никифором. Вооруженный нестреляющим револьвером и таблетками аспирина, хоббит не пожелал разделить судьбу светлейшего князя Меншикова и дернул из Березова, не доехав до места ссылки - Обдорска (нынешний Салехард).

Всю книгу он несется по снегам, чтобы оказаться подальше от северных красот. Наш отчаянный полурослик ночует у костра и в чумах остяков и вогулов, тратит на них драгоценный аркенстон... ой, то есть аспирин, приводит в чувство постоянно невменяемого Никифора. Короче, хоббит едет, едет сквозь снежную равнину, порошок целебный он с собой везет.

Collapse )

Курс - полюс!

Издательство «Паулсен» выпустило сборник «северной» фантастики «Курс — Полюс!»
В сборнике присутствуют всякие малоизвестные авторы — Дивов, Васильев, Громов, Логинов, Трускиновская... )))


Ну и признанные мэтры, конечно — такие, как ваш покорный слуга с рассказом «Новый Год». 



Восьмая глава

Про соборы

Прочитал сегодня у одного хорошего человека горестные рассуждения о том, что, мол, как же так могло случиться в технологичном XXI веке, что сгорел Собор Парижской Богоматери.
Да, невесело. Но, во-первых, не весь сгорел.

А во-вторых, куда важнее другое. Почему на дворе XXI век, но интернет пестрит заголовками СМИ наподобие «Пожар Нотр-Дам — страшное предзнаменование для всей Европы» или «Пожар собора — наказание за грехи». За грехи кого? Криворукого строителя со шлифмашинкой? «Звезды скорбят о погибшем соборе». Да ладно? Астрологи объявили неделю скорби звезд? «Знамение или кара?» Ни то, ни другое, точно. «Мир уже не будет прежним». Ага. Что-то после того, как игиловцы взорвали Пальмиру, журналисты так не рыдали. «РПЦ призывает французов покаяться после пожара в Нотр-Дам де Пари». Ой-вей. Обычно РПЦ за что-нибудь призывает покаяться россиян. Теперь решили перейти на французов. Или это опять интерпретация журналистов?
Ладно, этих всех можно понять. Но серьезные СМИ?

Collapse )

"Про повара". Очередная глава

Выложил шестую главу "Приговоренных к приключениям". Как всегда, если вам понравилось — не стесняйтесь комментировать и делиться.

* * * 

"— Ты меня зачем разбудил? Что, пожар? — я решил, что препираться можно бесконечно, а лучший вид защиты — это нападение.
— Почти, — лаконично отозвался Фараон.
И тут я вдруг понял, что за окном стоит грохот, который не может заглушить даже толстая двойная рама. Похоже было, что на улице идет перестрелка, будто схлестнулись две небольшие армии.
— Что за ерунда? — растерялся я.
— Мексика, Вар! — воздел валлиец к потолку длинный указательный палец.
— Да ну? Шутишь! — обрадовался я. Всегда мечтал побывать в Мексике, но до сих пор как-то не везло: то билеты подорожают, то расстанусь с очередной подругой и фью! — в трубу вылетели планы на отпуск.
— Не-а, не шучу, — хохотнул Фараон. — И не просто Мексика, парень! Это не стрельба и не разборки наркокартелей. Сегодня Диа де Лос Муэртос!"