Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Про соборы

Прочитал сегодня у одного хорошего человека горестные рассуждения о том, что, мол, как же так могло случиться в технологичном XXI веке, что сгорел Собор Парижской Богоматери.
Да, невесело. Но, во-первых, не весь сгорел.

А во-вторых, куда важнее другое. Почему на дворе XXI век, но интернет пестрит заголовками СМИ наподобие «Пожар Нотр-Дам — страшное предзнаменование для всей Европы» или «Пожар собора — наказание за грехи». За грехи кого? Криворукого строителя со шлифмашинкой? «Звезды скорбят о погибшем соборе». Да ладно? Астрологи объявили неделю скорби звезд? «Знамение или кара?» Ни то, ни другое, точно. «Мир уже не будет прежним». Ага. Что-то после того, как игиловцы взорвали Пальмиру, журналисты так не рыдали. «РПЦ призывает французов покаяться после пожара в Нотр-Дам де Пари». Ой-вей. Обычно РПЦ за что-нибудь призывает покаяться россиян. Теперь решили перейти на французов. Или это опять интерпретация журналистов?
Ладно, этих всех можно понять. Но серьезные СМИ?

Collapse )

(no subject)

* * *
С некоторых пор любовь, похоже, модно измерять в килограммах. Это я о замках. Повальная мода гравировать на навесных замках имена любящей (или воображающей, что любящая) пары, а потом навешивать эти замки на перила мостов, ограждения парков и фонарные столбы - просто мания какая-то.

Например, в Тюмени есть пешеходный мост, который с некоторых пор называется "Мост Влюбленных". Лично я бы назвал его "Мост Недоехавшей Скорой Помощи", поскольку, по бытующей городской легенде, именно машина скорой помощи бултыхнулась в реку, когда в начале восьмидесятых под ней развалился старый деревянный мост, стоявший чуть дальше по течению.
Но пусть будет Мост Влюбленных. Раньше эти самые влюбленные, которых опасно оставлять наедине со скамейками и деревьями, не изъяв перед этим режущие предметы, просто писали на перилах моста всякие фразы. Например: "Вован из 10-а! Я люблю тебя больше, чем Диму Билана!" или "Коля! Твоя девочка хотела спрыгнуть с этого моста, потому что любит тебя!" Думается, Коля был просто счастлив.
Потом они стали вешать туда замки. Точнее, вешать стала другая категория - новобрачные. Защелкнут, стало быть, замок на перилах - а ключи в воду. И пусть смерть разлучит нас. Некоторые замки выглядят просто устрашающе: скажем, двухкилограммовый амбарный с гравировкой "Люблю тебя, мой солнечный зайчик", вызывает легкую оторопь. Это не зайчик, это уже протуберанец какой-то. Зато когда видишь миниатюрный замочек для почтового ящика, одобрительно думаешь, что влюбленная пара была осторожной и рассудительной - если что, его пальцем сломать можно, и никаких обязательств. Прости, любимая, так получилось.

Больше всего замков мне довелось видеть под Красноярском, километрах в двадцати от города, по дороге на Дивногорск. На Смотровой площадке, где на большой высоте над Енисеем установлен памятник осетру - Царь-рыбе, описанной Астафьевым. Рыба как рыба, большая такая, вся в рыболовных крючках. Но окаянные молодожены не сплоховали и тут, увешав все перила смотровой своими замками. Из-за этого местность получила второе, игривое название - "Гора любви".
Причем, одно время замки там висели так густо, что издалека казалось, будто железные перила густо обсажены устричной колонией. Если бы время от времени сдавать их на цветмет вместе с ограждением, то установка новых перил с легкостью бы окупалась. Сдается мне, так и делали, не то всё давно уже обвалилось бы в Енисей под тяжестью любви.

Не обошло внимание и близко растущие березки - на них невесты навязывали разноцветные лоскуты. Лоскуты развевались по ветру, и случайных зрителей не оставляла навязчивая мысль, что это некоторые разочаровавшиеся мужья просто сбрасывали своих жен вниз, а те цеплялись платьями.
Интересно, каков общий вес любви на таких мостах по всей стране? Нельзя ли перековать ее на одну Общую Любовь?

УЖАСЫ НАШЕГО ГОРОДКА

Город Тюмень, который издавна известен как "ворота в Сибирь" - первый русский город в Зауралье. Впрочем, это все можно прочитать в сотне учебников и путеводителей. Но ни в одной книге просто так вы не прочтете о тюменских памятниках. Хотя нет. Прочтете, конечно - но лишь официально. На самом же деле, среди тюменских монументов попадаются просто из ряда вон выходящие. И вот один из них.
Рядом с краеведческим музеем, у Вечного огня располагается странная скульптурная композиция. Посвящена она, разумеется, победе в Великой Отечественной войне. Памятник этот приковывает к себе неослабное внимание гостей города. Более того, без преувеличения можно сказать, что достаточно лишь один раз внимательно присмотреться к нему - и вы не забудете этого никогда. 

У барельефа гордо вздымается в небо стела. По смелому замыслу архитекторов, она должна изображать штык, как символ армии-победительницы. Но случилась неувязочка - видимо, штыка скульпторы не видели. Поэтому народ ласково называет эту стелу "Стамеска" и "Мечта импотента".
Но вернемся к барельефу. Общий вид этого серого сооружения, покрытого напылением каменной крошки, вызывает гнетущую тоску. Впрочем, при первом взгляде рождается масса других ассоциаций. Например, один мой знакомый, едва взглянув, взволнованно сказал: "Боже мой! Да это же краткое изложение египетской Книги мертвых, мытарства души в загробном мире!"

Дальше - фотографии:
http://society.presscom.org/4655.html

ПРИШЛЫЙ

- Слушай, ну и как теперь рапорт писать? - зло спросил Николай. Он вышел на крыльцо и теперь стоял, широко расставив ноги в кирзовых сапогах. Замызганный, испачканный грязью кожаный плащ хлопал по тощим ногам. От Николая пахло соляркой и кровью.
Collapse )

(no subject)

* * *
Придумал название для картины.

"Сон младшего клерка, вызванный полетом авиалайнера вокруг небоскреба, за секунду до пробуждения".

Холст, масло, и все такое.

СОВЕСТИ У ВАС НЕТ

Утро. Серые очертания квартиры. Диван. На диване спит человек. Одеяло свешивается до пола. Человек ворочается и тихонько стонет во сне.
Слышится далекий звонок в дверь.


Collapse )

ТЮМЕНЬ

Тюмень - город старый.
Настолько старый, что старше него в пределах Сибири города нет. А как известно, за пределами Сибири земля кончается, и все остальные города - это только миф, фикция и вымысел. Нету больше городов, не-ту.
Впрочем, москвичи тоже уверяют, что за пределами МКАД земля кончается, и дальше все пространство заселено только полиморфными разумными вирусами и кочующими колониями микроорганизмов. А то и вовсе пустыня.
Но я не это хотел сказать.

Как и у всех старых городов, у Тюмени есть своя история. История не та, которая официальная, записана в куче умных и не очень книг, отполирована до блеска исследователями и журналистами. А та, которая уже многие десятилетия передается из уст в уста. Байки, присказки, городские легенды.
Впрочем, будучи хоть и самым первым городом Сибири, Тюмень здорово пострадала (я всегда называю этот город как женщину - "она". Именно так я к ней отношусь - с нежностью...) в новейшее время. Большая часть того, что было историческими памятниками, домами, церквями, постройками и улицами - было распахано, перестроено, уничтожено. Многое пущено под асфальт, кое-что разрушено до фундамента. В общем, до середины 90-х годов 20 века Тюмень была просто серой, с небольшим историческим центром, стиснутым невыразительными кирпичными постройками советской эпохи.
Но всегда оставались живы истории и присказки.
Вот, например, Матя Копылов. Кто это? Чем знаменит? А ведь именно в районе Перекопской улицы я впервые услышал от одной тетки присловье: "Что ты носишься, как Матя Копылов?" Оказалось - все правильно, был такой. Именно там, почти напротив бань, стоял когда-то особняк купцов Копыловых, у которых был великовозрастный, слабый умом сынок Матвей. Даже превратившись в здоровенного парня, этот самый Матвей, Матя, все прыгал на палочке и играл с мальчишками.
Давно уж нет тех купцов. А присказка осталась.
Или подземные ходы, которыми богата местность около стен монастыря. Откуда они вели? Куда? Время было не лихое уже, не первопроходческое, когда в XVIII веке был построен этот монастырь. И все же - ходы есть, и частенько осыпается на крутом берегу Туры земля, обнажая черную дыру старого хода.
Забытые подвалы старых, исчезнувших домов - не такое уж редкое явление. На улице Челюскинцев, в районе ДК "Нефтяник", когда начали выравнивать площадку под строительство здания Представительства ЯНАО, ножи бульдозеров срыли пласты земли в сквере, годами стоявшем в диком виде. И открылись квадратные провалы старых погребов, в одном из которых был найден ржавый "наган" и россыпь монет царской чеканки. В другом - был обвалившийся ход, который вел к Туре. Кто им пользовался? Когда?

А на улице Ямской стояла (и, вроде бы, стоит до сих пор) самая старая изба, сохранившаяся в городе - ей давали примерно 200лет. Старая, вросшая в землю, крошечная хибара, обмазанная поверх бревен штукатуркой и известкой, с одним подслеповатым оконцем. Вытянув вверх руку, можно было достать до конька двускатной крыши. Там и по сей день живут люди, и я слышал историю о том, что иногда, раз в несколько лет, во дворике избушки появляется странная сгорбленная старушка в черном платке, очень старомодно одетая. Она проходит от угла до угла двора и исчезает. Правда или нет - так ли это важно?
И в Троицком соборе монастыря, пятьдесят лет закрытом на реконструкцию, мы слышали колокольный звон. Это было летней ночью, и не было в соборе тогда никаких колоколов - да и вообще ничего, кроме досок, ветхих лесов и расстрелянных кем-то еще десятилетия назад фресок.
А звон - был. И все столяры (столярная мастерская была в привратной башне монастыря) слышали его, и задумчиво молчали.

Призрак Ленина по подвалам сельхозинститута, правда, не ходил, хоть и пытался один мой знакомый рассказать девушкам на студенческой пьянке такую историю. Никто ему не поверил - пусть и правда, лежал Ленин там, в институте на улице Республики, во время войны. Да зачем ему, вождю пролетариата, нужно ходить по подвалам? Ерунда. Зато потом, уже на другой кухне, с глазу на глаз этот же знакомый рассказал мне, как в подвале ему встретился призрак первого декана сельхозинститута, портрет которого могли видеть многие. "Я сначала и подумал, что это портрет", - сокрушенно объяснял мой знакомый, и на этот раз я ему поверил. Всякое бывает.
И черная ворона каждый год 11 ноября в одно и то же время всегда залетает в одну и ту же аудиторию университетского корпуса на улице Семакова. Покружит под потолком и улетает. Многие поколения студентов видели ее - есть даже мнение, что это и есть та самая всеми желанная Халява, которую нельзя поймать.
И старый мост над Турой иногда видят целым, и тогда по нему проезжает "скорая помощь", грузовик и "Запорожец" - именно те машины, которые ехали по мосту, когда он упал в начале восьмидесятых. Но это видят редко.
И в лабиринте улиц Затюменки или Старого Городища, есть одна, с незапоминающимся названием. И если ты попал на эту маленькую, в восемь домов, кривую улочку, будь спокоен - проплутаешь по ней час или два, все время возвращаясь на одно и то же место, напротив дома с голубыми ставнями и жестяной дощечкой с изображением пожарного ведра на стене. Потом вдруг выйдешь на другую улицу, сам не понимая, как мог заблудиться.
И полуразрушенная церковь в Зареке, возле овчинно-меховой фабрики, бывает, отражается в вечерней Туре целыми куполами.

И много еще чего бывает в Тюмени.

ИЗ ВАГАНТОВ

Я желал бы помереть не в своей квартире,
А за кружкою вина где-нибудь в трактире.
Ангелочки надо мной забренчат на лире:
"Славно этот человек прожил в грешном мире!

Простодушная овца из людского стада,
Он с достоинством почил средь хмельного чада.
Но бродяг и выпивох ждет в раю награда,
Ну а трезвенников пусть гложат муки ада.
Пусть у дьвола в когтях корчатся на пытке
Те, кто злобно отвергал крепкие напитки!
Но у господа зато есть вино в избытке
Для пропивших в кабаках все свои пожитки!"

Ах, винишко, эх, винцо, vinum, vini, vino!...
Ты сильно как богатырь, как дитя , невинно!
Да прославится господь, сотворивший вина,
Повелевший пить до дна - не до половины.
Вольно, весело я шел по земным просторам,
Кабаки предпочитал храмам и соборам,
И за то в мой смертный час, с увлажненным взором:
"Со святыми упокой!"- гряньте дружным хором!