Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

(no subject)

* * *
Парис недоуменно вертел в руках яблоко.
- Ну? Чего мнешься? Решай уже! - Афина, как всегда, особой тактичностью не отличалась. Богиня сдвинула шлем на затылок и прищуренными серыми глазами вглядывалась в остальных конкуренток.
- Ой, ну вы посмотрите, какие мы нетерпеливые... - игриво отозвалась Афродита, как бы невзначай поправляя волосы и выставив из-под неприлично задравшегося пеплоса длинную гладкую ногу.
- Копье видишь? - мрачно отозвалась Афина. - Могу острием, могу другим концом, как тебе больше нравится.
- Неплохой размерчик! - звонко хихикнула богиня любви. - Хотя мне казалось, ты все-таки палицу Геракла предпочитаешь.
Русоволосая Афина отчетливо скрипнула зубами.
- Пастух, - надменно сказала Гера, державшаяся чуть поодаль и брезгливо морщившаяся, - думай быстрее. Хотя я вообще не понимаю, о чем тут думать. Я жду.
- Я попрошу! - взвилась Афина, звякая доспехами. - Не дави авторитетом, а то не посмотрю, что тебя по ошибке главной назвали!
- Вот так, да? - зловеще-медленно отозвалась Гера, подбоченившись, отчего под натянувшимся хитоном отчетливо прорисовалась отличная грудь. Парис звучно сглотнул и нервно присмотрелся к яблоку.
- Ой, всё, - фыркнула Афродита и бесцеремонно прижалась к пастуху крутым бедром, - Парисик знает сам, кому отдать яблочко... Правда, Парисик?
Парис затравленно кивнул. Рука с яблоком задрожала сильнее. Афродита ослепительно улыбнулась ему и повернулась к сопернице:
- Кстати, Гера, ты пояс мой верни, ладно? А то неспортивно получается, когда ты его на себя напяливаешь.
Жена Зевса хмыкнула, испепелила богиню любви взглядом и расстегнула тяжелый золотой пояс.
- Не очень-то и хотелось... - она небрежно кинула его к ногам Афродиты. Та подняла его и покачала головой.
- Я так и знала, что растянешь.
Из груди Геры вырвалось яростное шипение, шикарная прическа вздыбилась, и верховная богиня напомнила отшатнувшемуся Парису Медузу-Горгону. Видимо, напомнила не только ему, потому что Афина нахмурилась, кинула взгляд сначала на свою эгиду, потом на Геру, и нехорошо улыбнулась.
- Так... - прошипела Гера. - Мое терпение лопнуло. Что это за бредовый конкурс красоты? Кто его придумал? Да, и кстати - почему яблоко? Что это вообще за яблоко такое?!

Парис пожал плечами и с хрустом выкусил из румяного бока яблока огромный кусок. Пробурчал с набитым ртом:
- Геспериды вчера притащили. У них целый огород таких...
Прожевал, глотнул и в наступившей звенящей тишине сказал, пожимая широкими плечами и простодушно глядя на богинь, лишившихся дара речи.
- Хотя мне антоновка больше нравится.

ТОПЛЕНОЕ МОЛОКО

Когда на огород к старухе Агафье Щукиной повадился ползать молодой, средних размеров шай-хулуд, сначала никто даже и не заметил. Ну ворочается что-то между грядками, хрустит прошлогодней ботвой - мало ли, что такое? Может, Вертячий Корень, их тут полно. А то и вовсе Песочный Глаз - они любят устроиться на солнышке, валяться в горячем песке и вовсю пялиться на тебя своим глазищем в три футбольных мяча размером. Если их не пинать, они и вовсе вреда не причинят, даже не будут подрывать капустные кочаны, которые очень любят за внешнюю с собой схожесть.
Collapse )

В ПЕРВЫЙ ПАР


Веник был хорош.
Степан еще раз вдохнул березовый дух, примерился, взмахнул вязанкой прутьев, точно саблей.
- Эх, благодать! - сказал громко, и расстегнул верхнюю пуговицу на гимнастерке, покрутил головой от удовольствия.
- Товарищ старшина, баня готова! - раздалось издалека. Скрипнула калитка, из огорода степенно вышел сержант Файзулла Якупов. Достал трубочку, закурил, заулыбался белозубо, приглаживая щетку черных усиков и сощурив узкие глаза.
- Чего смеешься, Татарин? - Степан Нефедов перебросил веник из руки в руку, качнулся влево-вправо, будто в ножевом поединке, неуловимо-быстро перетек вплотную к Якупову.
- Якши! - засмеялся сержант. - Быстрый ты, шибко быстрый. В баню пора!
- Нет еще, - Нефедов прошел мимо него в огород, пробираясь сквозь разросшийся бурьян по тропинке. - В первый пар нам нельзя.
- Почему? - удивился Якупов, даже вынул трубку изо рта.
- Банник, Хозяин, пусть попарится всласть. Столько лет эту баню как следует не топили, сейчас он злой как собака. Пойдешь в первый пар - угоришь или обваришься, точно. Сейчас пойду, веничек ему запарю. А уж потом и мы...
- Такой большой, Степан... - хмыкнул Татарин.
- ... а в сказки верю? - закончил за него старшина. Сунул веник под мышку и потопал к бане, не оборачиваясь.

Collapse )

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АГАРТХУ

В тот вечер, когда в огороде из-под старой картофельной ботвы собаки вырыли трехметровый скелет "чебурашки", Пашки Степанова уже не было в живых. Его раньше побаивались - шалопут, парень из таких, у которых по лицу и не поймешь - то ли улыбается, а то ли уже потянулся за ножиком, запрятанным в голенище.
Отслужив в армии, куда Пашку загнал отец, подальше от дворовых да от тюрьмы, Степанов вернулся. Вроде присмирел, хулиганить перестал, но на все вопросы о службе только коротко отвечал, что было нормально, служил в Монголии, крутил баранку.
Только однажды, крепко подвыпив, принес в клуб свой дембельский альбом - необычный, обшитый белым металлом, с тяжелым цифровым замочком.

Collapse )