Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Восьмая глава

(no subject)

(no subject)

* * *

Итак, начнем.

Выложил первую главу повести. Рабочее название: "Приговоренные к приключениям". Жанр - юмористическая фантастика, немножко фантастический детектив, ну и так далее.

Публиковать буду только на Author Today. Пока что - ознакомительный фрагмент с продолжением. Правда, я еще толком не разобрался с этой платформой, но отзывы о ней неплохие.

Так что, если желаете продолжения - читайте, отмечайтесь, отслеживайте. Если понравилось - рекомендуйте.


КОЕ-ЧТО О ПЛОТВЕ

Надо бы написать рассказ от лица (от морды) Плотвы.
Начинался бы он у меня примерно так:

* * *
Когда он в очередной раз решил меня пошевелить, мы как раз проезжали болото, покрытое унылыми кочками с пожухлой, ржавой травой. Мертвая вода, писк комарья и осточертевшее уханье какой-то твари в сумерках. Не то выпь в топи, не то еще какая-то хрень.
Collapse )

ПОРОХ, ТУМАН И ПЕРЕЦ

Истории бывают разные.
Некоторые поучительны. Некоторые – неприятны. Некоторые затянуты так, что рассказчика такой истории хочется подвергнуть мучительной смерти уже после того, как песочные часы перевернули всего лишь второй раз.
На некоторых историях лежит печать тайны, и у них нет настоящего конца, потому что его некому рассказать.
А в некоторых набито столько приторной морали, что даже у отца-иезуита скулы сведет от тоски.
Но эта история не из таких. Она пахнет свежими пряностями, там плещут волны и… ладно, может быть, это всего лишь булькает в чугунном котле похлебка, щедро сдобренная жгучим кайенским перцем. Одна лишь ложка такой похлебки вышибает слезы даже у боцмана с луженым горлом, а пожар в желудке можно унять только пинтой крепкого эля.
Это история про Джона Стейка и его корабль. Или про Джона Стейка и его ручную крысу. Или даже про Джона Стейка и его единственную на свете любовь.
Кстати, про эль… Готовьте денежки, господа. Историю можно рассказать и просто так, но рассказчику-то нужно выпить.
Итак…

Collapse )

БАШНЯ

- Ты вообще как? Готов был царствовать? – спросил дракон у рыцаря, удобно устроившегося в седле. Невозмутимый рыцарский конь на дракона никак не реагировал, продолжая с хрустом обгрызать кору с молодой березы. Глаза у коня были дикие и невыспавшиеся.
Рыцарь доел вареное мясо, завернутое в лепешку, облизал пальцы и только после этого посмотрел в глаза рептилии.
- Ну.
Collapse )

(no subject)

* * *
Однажды Петр Петров Лузгин на рыбалку собрался.
С самого вечера снасти приготовил, сапоги на предмет дыр осмотрел, любимый ящик почистил да ветошкой протер до блеска хрустального. Термос чаю сладкого налил, бутерброды в бумагу вощеную завернул, да поглубже спрятал. Чтоб, значит, мягкие да хрустящие оставались до самой рыбалки.
Приготовил все, и собрался почивать, утреннюю зорьку дожидаючись. Но решил еще раз проверить, все ль собрал. И тут вдруг - открывается дверь в комнату, и говорит ему молодая жена неистовым человеческим голосом:
- Ой ты гой еси, удалой молодец Петр сын Петров! Да не ездил бы ты на ту на рыбалку окаянную! Я ль тебе не жена-красавица? А коль не поедешь, обещаю я тебе утех сексуальных до самого утра, еще и на день останется! Даже и полюбовницу твою зазову, вдвоем ублажим тебя по-царски мы!
Суров ликом остался Петр Петров Лузгин. Не послушал он молодую жену, молча лег на диванчике в комнате. Обиделась жена, повязала платком русы косы, да ушла к маме.
Тревожно почивал Петр Петрович, думы всякие думались. А вот уже и будильник трезвон поднял. Поднялся на ноженьки Петр Лузгин, надел одежду крепкотканую, сапоги цельнокроены, в руки ящик взял железом окованный. Только на площадку шагнул - глядь, а там уж сосед дожидается, старый верный друг Михайло Терентьев.
- Не добро ты задумал, Петр Петрович, друг мой сердечный! - говорит Михайло. - Не нужна тебе рыбалка та, дело темное да богомерзкое. А пойдем-ка мы во мои хоромы на шестой этаж! Там жена моя Татьяна нам в горнице уж и стол накрыла. Ведь суббота нынче, светлый божий день. И зелено вино во чарочках плещется, хрустальные брызги каплют. И гусь-лебедь жареный в печи томится, и пироги да булки пышные, с пылу с жару.
Но суров был Петр Петров Лузгин. Не поддался он на льстивы речи, что Михайло ему говорил. Только плечом крутым повел, да спускаться стал по лестнице. Обиделся тут Михайло Терентьев, закипела злоба, занялось ретивое сердце.
- Не друг ты мне боле, - говорит он вослед, - а ворог лютый, коль от угощенья моего отказался, бела хлеба со мной порушить не захотел. Вострый нож это мне, да обида злая.
Но молчал Петр сын Петров, и не оглядывался.
А на подворье только-только заря занимается. Садится Петр Лузгин в свою самобеглую карету "Ока", а тут, глядь, из магазина мужики идут, Василий да Иван, а с ними слесарь Никодим сын Артамонов. Увидали они Петра, и давай его уговаривать.
- Ох ты гой еси, Петр сын Петров! Аль не любо тебе с нами во дворе сидеть, да в домино играть? Не гневи ты Господа, брось думу свою окаянную. И давай с тобою мы "козла" забьем, партий десять, ну а то и все за двадцать! Вот и пиво разливное в банках плещется, и вобла вялена свежайшая, в газетку "Красная звезда" завернута.
Заскрипел зубами Петр Лузгин сын Петров. Белою рукой дверцу кареты самобеглой захлопнул, ногой в сапоге цельнокроеном на педаль нажал, по газам ударивши. Взвилась "Ока" выше леса стоячего, ниже облака ходячего. Страшно крикнули ему вослед мужики:
- Да будь же ты неладен, змей подколодный! Пропади ты пропадом! Коли дружбу нашу верную да пир горою променял на воду стылую и рыбу скользкую!
Гикнули, свистнули, да и пропали, только пыль в заднем стекле кареты взметнулася.
Так и одолел Петр Петров Лузгин все искушения сладкоречивые, и добрался до потаенного места не бережку речном. И сидел с удочкой три дня и три ночи. Но поймал только окушка заморенного, да пескаря худосочного. Так ни с чем домой и поехал.

Потому что идиотом был Петр Лузгин, идиотом и остался.
Конченым. Стопроцентным.
Соглашаться надо было. Глядишь и пива бы попил, и в домино сыграл, да еще и жена с любовницей.
Нет, точно идиот.

УЭЙК ФИННЕГАНОВ

* * *
Столовая в администрации этого сонного города - место незабываемое.
В который уж раз, приезжая сюда пообедать, натыкаюсь на поминки. Они проходят строго в обеденное время, иначе никак. Для непричастных персонал столовой оставляет несколько свободных столиков. Очень, знаете ли, свежо так. По-народному, запросто. Проходишь через весь зал, небрежно расстегивая куртку, бросаешь ее на стул под упорными взглядами старушек в черном. Чтоб не заняли место другие сильные духом. Потом громко и весело спрашиваешь девушку на раздаче: "А что это у вас тут - опять свадьба, что ли?" И, пока на тебя пучат глаза в немой укоризне, быстро добавляешь: "Мне, пожалуйста, котлету с макаронами и борщ! Нет, две котлеты, очень уж есть хочется!"
Гремя потрескавшимся подносом ("разносом", как принято говорить) занимаешь столик в углу и начинаешь есть, всеми фибрами впитывая суровую атмосферу столовой. Видишь, как заглядывают в двери неподготовленные граждане, робко съеживаются, исчезают. Иной даже проскользнет к буфету и этак смиренно, шепотом спросит: "А почем у вас... (и тут, как назло, тишина такая, что слышно даже, как пальцы в ботинках шевелятся) ...СЛАДКИЙ РУЛЕТ?!?" И казнится бедолага под горящими взорами собравшихся, и втягивает шею в плечи.
Сегодня обед особенно удался - на половине котлеты за моей спиной мрачный пожилой хор дребезжаще затянул "Вечную память", так что я поневоле задумался, не совершаю ли я акт убийства, поедая некогда живое существо. Вообще-то, я не совсем циник. Все там будем, некоторые даже раньше. Но все-таки поминки вечером или в отдельном зале были бы как-то более уместны, что ли. Тем более, что второй зал столовой, носящий гордое имя "банкетный", как нельзя лучше подходит. Там такие милые панели из ДСП, пропитанной особо крепким, ядреным составом. Чудесный дух: полной грудью вздохнул, и перед глазами встают туманные пейзажи далеких миров.
А когда все вместе в одном помещении, с трудом преодолеваешь в себе искушение встать в полной тишине, позвенеть вилкой об стакан и сказать надрывно, обведя всех старушек взглядом с поволокой: "Не очень сегодня рассольник, не очень! Ожидал лучшего..."

СМОТРЯЩИЙ ЗА ЗЕРКАЛАМИ

Глава третья

- Значит так, - одетый во все черное Ян Милей был похож на злодея из старого боевика про ниндзя. - Ирина, ты довезешь нас до поворота к твоему дому, а сама немедленно развернешь машину и поедешь обратно. Во-первых, не нужно привлекать внимание соседей. А во-вторых - просто на фиг нужно будить лихо, пока оно тихо. Хотя с другой стороны, нам же все равно придется это лихо разбудить...
Collapse )


Вторая глава - здесь.

(no subject)

* * *
Чем вы предпочитаете закусывать водку?
Или вы предпочитаете ее запивать? Чем?
Это первый вопрос.
И второй: как вы предпочитаете ее пить? Из чего?
Вопрос, разумеется, адресован тем, кто пьет водку и более того - ценит этот напиток. Крики "как вы ее пьете, она же дрянь!" - прошу придержать. Ртом пьем.

За себя могу сказать: водку предпочитаю запивать. Крепким, сладким и горячим черным чаем. Свежезаваренным. Такой вот у меня принцип. Иногда люблю и закусить - горячим пельменем, желательно домашней лепки. Но запиваю чаще.
А пить ее люблю из граненого, чисто вымытого и предварительно с полчаса охлажденного в морозилке стакана.
Бутылка же должна быть густо покрыта инеем, и водка из нее в стакан должна литься без плеска, тягуче, как масло.

Итак, друзья, ваши варианты?