Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

УБИЙСТВО ЦЕЗАРЯ НА КОСМИЧЕСКОЙ СТАНЦИИ "СЕНАТ-2"

Пьеса в одном действии

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Типичная космическая станция. Вдалеке приглушенный шум толпы. Между алюминиевых и титановых колонн в одиночестве прохаживается ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ, одетый в белоснежный скафандр с пурпурной полосой. Цезарь похож на енота. Деревянной походкой входит МАРК ЮНИЙ ГРУТ.

ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ: Кто здесь? Это ты, Грут?

Грут подходит к Цезарю вплотную.

ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ: Зачем тебе этот деревянный колышек, сын мой?

Грут втыкает колышек в Цезаря. Цезарь падает.

ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ: И ты, Грут?!

МАРК ЮНИЙ ГРУТ: Я есть Грут!

Уходит. Свет медленно гаснет.

ЗАНАВЕС

Правдивый репортаж о падении метеорита!

Полный вариант.

* * *
Новейшая версия происшествия. Эксклюзив от наших галактических корреспондентов!
"Инопланетяне высадились в Челябинске. Побуянили, выбили окна и вернулись домой с разбитыми мордами и поломанными щупальцами. На все вопросы пространно отвечают: разумной жизни не обнаружили".

Collapse )

(no subject)

* * *
После всего этого новогодья, перемежающегося концом света, заставить себя работать так же непросто, как добровольно кинуться под грузовик.
Ну никак не получается. Вместо этого хочется завернуться во все подручные предметы. включая шкафы, закрыть глаза и спать сосредоточенно, не отвлекаясь ни на что иное. Потом внезапно проснуться и обнаружить, что все само собой пришло в равновесие и гармонию. Астероиды пролетели мимо, Земля не налетела на небесную ось, власть поумнела, террористы зарыли томагавк войны и выкопали трубку мира, в которой не табак, дети стали слушаться родителей.
Тоска, в общем.
Пока что вместо этого глухие морозы, утренняя тьма, сугробы и ветер. И леденящий душу, точно ацетиленовая горелка, свет елки на площади, проникающий сквозь задернутые шторы.

СУМАСШЕДШИЕ

Притягивать сумасшедших - это редкий талант, не всякому подвластен.
Нужны особые флюиды, исходящие от организма. Я так считаю.
Мне, например, подвластен целиком и полностью.
Иначе с чего бы они все время пытались поделиться со мной Великими Открытиями и Вселенскими Откровениями?
Вот, например, в общественном транспорте. Там для них вообще как медом намазано.

Collapse )

(no subject)

* * *
В окружении чуждых стен вспоминаю твои ладони.
Как ты? Думаешь обо мне, пусть хоть изредка, по утрам?
Это вряд ли. Опять меня по стране торопливо гонит
Ветер выдуманных проблем и просроченных телеграмм.

Обратившись в колючий ком из сомнения и обиды,
я качусь по ухабам трасс и линейкам взлетных полос.
Впрочем, там, где я был вчера, из окна неплохие виды,
Ну а там, где проснусь на днях - так красиво, что аж до слёз.

Если ангел-хранитель твой вдруг откажется от работы,
Я, пожалуй, его прибью. Ты же помнишь мой телефон?
Набери эти десять цифр, и скажи мне на ухо: "Ну что ты,
Я в порядке. Ангел на месте. Это просто дурацкий сон".

Просыпаясь в кромешной тьме, как затерянный на орбите
Космонавт, вспоминаю вмиг - то, что должен бы позабыть.
Ты, конечно, теперь уже не захочешь меня увидеть.
Я, конечно, теперь уже не устану тебя любить.

23.06.10

МАРС

Какая у людей интересная жизнь.
Вот, например, в новостях сейчас передали, что стартует полет на Марс. Точнее, симулятор полета, но все равно хорошо.
Нескольких разноязычных мужиков загонят в железную банку и продержат там полтора года. Никакая автономка не сравнится. И, что бы они не делали впоследствии, как бы ни бились сердешные в бронедверь входного шлюза, назад - ни ногой. Отличное реалити-шоу, кстати, могло бы получиться.
Потом, конечно, выпустят. Дадут по три миллиона рублей, грамоту, барабан и щенка бульдога. Через полтора года отомкнется дверь, лязгнут засовы, зашипит фильтрованный воздух, и на пороге, догладывая руку дольше всех продержавшегося напарника, появится последний из оставшихся марсоходцев - бледный, небритый, покрытый запекшейся кровью, но очень радостный. А как не радоваться? - солнышко вот, и птички за окном, и можно выйти и пойти по улице. Недолго пойти, конечно, пока не свяжут белы руки. И будет он биться в объятиях санитаров и выкрикивать что-то про каналы Скиапарелли, лицо сфинкса и "где ты, где ты, Сын Неба?"

Потому что красные пески Марса - они такие.
Но все равно, конечно, интересно.

(no subject)

* * *
Зашел сегодня в фотомагазинчик на Дмитровской. Стоял у витрин и отвлеченно размышлял о том, что нигде в мире нынче не спрятаться от фотопроблем.
В США - вот уже год проблемы с балансом белого и цветопередачей.
В России после Нового года, Рождества, Старого Нового Года, а теперь еще и Крещения - непроходящий эффект красных глаз.
В Евросоюзе - избыток встречного освещения.
Даже на орбите Земли космонавтам никуда от этих проблем не деться. Вечно - горизонт завален, хоть ты тресни.

(no subject)

* * *
По дорожкам парка, до краев заросшего
Лопухом с крапивою, беленой с паслёном,
Не спеша расхаживал Циоловский с лошадью,
С говорящей лошадью, жизнью умудренной.

Циолковский лошади горячо рассказывал,
О полетах в космосе к звездам неоткрытым.
Тряс бородкой, палочкой чертежи набрасывал...
Лошадь тут же правила чертежи копытом.

Спорили до сумерек, вспоминали прошлое,
Грезили и бредили дальними мирами
Циолковский с лошадью, с говорящей лошадью
(Их частенько видели в парке вечерами).

Звякая подковами, мостовой булыжною
Лошадь Циолковского на спине носила.
Говорили многое. Никого не слышали -
Все про астронавтику с движущею силой.

Звезды с неба сыпались на дома и площади,
И неслась галактика млечными путями...
Было это в августе. Женька - имя лошади.
А про Циолковского знаете и сами.

(no subject)

* * *
Задумавшись о том, что мне сегодня прибавился еще один год, я вдруг понял, что совсем мало времени осталось на то, чтобы завоевать Галактику, основать новую религию, стать Великим и Бессмертным... ну и все такое. Это нужно успеть за год, пока не исполнилось 33 года. Поскольку символично.
Итак, хватит отдыхать! Пора браться за дело серьезно. Ну, с завоеванием Галактики все понятно, с этим проблем не возникнет, равно как и с величественностью и бессмертием. Немного потрудиться, пораскинуть мозгами между обедом и ужином - и оп-ля! - готово дело.
С основанием религии чуть сложнее, но и с этим, думаю, справиться можно.

Поскольку Галактику надо будет как-то контролировать, придется подыскивать кандидатуры наместников. Пока что твердо знаю только одно - prosvetj Женю Александровну, как профессионала, делаю пресс-секретарем, и пусть обустраивает пресс-службу в Магеллановом Облаке. Главное - качественный пиар на много световых лет.

kat_bilboКэт Бильбо торжественно назначается главным Повстанцем. Какая же Империя без подавления бунтов? Выбирай базу, Катя! Кто не спрятался - я не виноват.

С остальными разберемся. Вносите кандидатуры. Самовывоз.

1. Главным флотоводцем назначается alwinAlwin. Не обессудь, но судоверфи будут на планете Марс, и сходить со стапелей будут только многокилометровые крейсера, рейдеры и линкоры. На мелочи не разменивайтесь, товарищ адмирал.

2. Я твердо убежден, что лучшим начальником Имперской СБ может быть только женщина. Красивая, умная, хитрая и совершенно безжалостная. Такая кандидатура есть - это reptiliyaРептилия. Ну что ж, ты уже знаешь, кто главный Повстанец. Впрочем, остальная ересь и неповиновение - тоже в твоей компетенции.
В помощь тебе придаю товарища connal_mcsimsConnal_McSims. Он будет хорошим Инквизитором.

3. Штат придворных и прочей красивой мебели поручаю сформировать j_i_v_o_tinkaj_i_v_o_tinka. Выбирай по вкусу.

4. Верховной Жрицей со всеми правами, как и следовало ожидать, будет drakonka_cДраконка. Ей очень пойдет.

5. Серым, Очень Серым Кардиналом будет frumichФрумыч. Он будет плести интриги. И (в качестве партнагрузки) следить за тем, чтобы пиво в холодильнике всегда было. Это в его же интересах!

ЧЕШУЙКИ

Многие почему-то думают, что человек становится по-настоящему человеком - только если он своими руками посадил баобаб, вырастил дивизию и построил Эмпайр Стейтс Билдинг.
Или когда заработал первый миллион, пусть даже это миллион замбийских квач и два кубометра листов "керенок".
"Наконец-то я осознал, что стал полноценным человеком", - бурно радуются.

На самом деле, осознание складывается из таких мелких чешуек - мельче, чем на шкуре у пескаря. И каждая такая чешуйка добавляет что-то, а иногда и перевешивает.
Осознал, например, что в носу ковырять и потом вытирать пальцы об шторы - нехорошо, вот и славно. А то, что это случилось в сорок шесть лет, и ты к этому времени уже генеральный директор трех мега-корпораций, ничего не меняет. Осознал и все тут. Или, скажем, вдруг проснулся среди ночи в одиночной камере и понял, почему все-таки дважды два - четыре. Четыре, сука!!! Четыре!! - и ты ликуешь, и с конвоем, который пришел, чтобы тебя расстрелять, делишься этой радостью. Наконец-то состоялся человек. И все вместе с тобой тоже радуются, и, расстреляв тебя, потом идут домой и говорят друг другу: "Приятный был мужик, ничего не скажешь".

Можно осознавать и по частям. Очень напоминает то, как в конце книги Уэллса про человека-невидимку, забитый насмерть лопатами Гриффин начал проявляться - сначала сосуды, нервы, потом кожа, а вот уже весь стал видимым. Зрелище так себе, зато все честно. Вот узнал, что можно курить взатяжку - и уже проявился немного. Понял, что иногда копать грядки на даче можно и без родительского принуждения, а просто в удовольствие - и еще немножко виднее стал. Или шнурки завязывать без посторонней помощи научился. Важно.

Я, например, совсем осознал, что человек, - когда научился съедать весь хлеб, который мне нарезали за обедом. Раньше выкусывал мякиш, а корку оставлял, и такие п-образные куски потом валялись по всему столу. Но один раз попробовал откусить сразу с коркой. И ничего. Не умер и не поперхнулся. Оказалось, что это делать можно. И словно молния какая-то бабахнула в голове: как же так? а до этого что было? а почему нет? Люди проектируют полет на Марс, открывают генетический код, а я научился правильно есть хлеб. Смешно. Еще один кусок был тогда, когда научился ездить на велосипеде. В очередной раз грохнулся, поднялся с асфальта - ладони и колени в хлам, губу прикусил и порвал рубашку. От злости даже слезы потекли, потому что все равно никто не видел. Сел еще раз, от отчаяния, и вдруг поехал, как будто щелкнуло что-то в сейфе мироздания, и он открылся. Точно так и надо. И снова молния: а раньше-то почему не мог? а как научился? и что теперь будет?! Ничего не будет, только кровь по ноге течет, потому что коленка в хлам. А так ничего. Мир не изменился, я изменился.

Самый большой кусок осознания - когда летом катался на плоту, а ребята, с которыми плавал по озеру, нечаянно спихнули в воду. Плавать я, конечно, не умел. Долго не умел, всегда на мелководье купался. А в тот момент - изо всех сил тянусь, а пальцы ног не достают до дна, даже когда с головой. И не от чего оттолкнуться. А вода заливается в рот, потому что кричу: "Я плавать не умею!" - и в нос, потому что пытаюсь ей дышать. И вдруг - щелкнуло что-то, и руки стали выгребать. По-собачьи, с брызгами, но потащили наверх, а там и до берега недалеко. И лицом в песок: дышать, дышать! а почему раньше не мог? а кто я теперь?
Да как обычно. Кто-то другой.

Потом как-то раз полез осматривать старый дом. Под снос, трехэтажный. На третьем этаже можно было перейти из одной квартиры в другую только по карнизу. Конечно пошел, а как иначе? Дошел до середины карниза, и вдруг стена под ногами зашаталась, и кирпичи начали медленно обваливаться. Старый дом. А я стоял и понимал, что сейчас буду лететь вниз, с этого карниза на кучу этих кирпичей. И все. И губы леденеют. И шажок в сторону, другой, прижимаясь спиной в новой куртке к ржавым прутьям, еще вбок - и как-то выбрался. Но с каждым шагом точно стряхивал старую кожу, будто сползала шелуха с луковицы. Какой-то "я" остался там стоять. Какой-то "я" упал в кирпичи и разбился. Какой-то "я" сделал первый шаг по карнизу. Но главный я в это время уже стоял на четвереньках на земле и чувствовал, как со лба капают холодные тяжелые капли.
Дома за куртку, конечно, влетело. Но уходил-то в ней один, а вернулся другой, и за это не попало.

Таких чешуек много. И может быть, самая главная уже попалась и приросла.
А может быть, попадется еще только лет через тридцать.