Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

ТЕЛЕФОН

Сегодня с утра внезапно ожил телефон - и раздался совершенно ненужный утренний звонок с незнакомого номера. Вообще-то, я в таких случаях трубку не беру. Ну, сами посудите, что хорошего мне может сообщить незнакомый номер? Все, у кого есть десять цифр моего телефона, мне знакомы. Или, в крайнем случае, сначала посылают СМС: вот, мол, это я, опять потерял мобильник, отвечай немедля.
Хотя конечно, если я жду курьера, или у любимой женщины внезапно разрядился телефон, которому она забыла дать поесть (меня бы она так кормила!) - то трубку я возьму, с любопытством глядя на неизвестное сочетание цифр.
Но этим утром никакого курьера я не ждал. Женщина мирно спала - она, засоня и любительница ночных посиделок, всегда дрыхнет без задних лап в такой ранний час. Уж я-то знаю.
И все-таки я взял трубку. Знаете, бывает такое: что-то нашло, как говорится. Открываешь мутный спросонья глаз, с недоверием глядя на тренькающего электронного монстра - и зачем-то отвечаешь. Хрипло так: "Алло... Кто говорит?"

Collapse )

ВАМПИРЫ ОТ НАУКИ

Нынче много говорят о том, что наука впала в застой, что нет уже того движения вперед и так далее.
Тем не менее, рецепт движения науки (в частности, образовательной) вперед очень прост - нет, это не повышение финансирования, как думают многие. "Чистая наука" - это бочка бездонная, в которую можно вбухивать сколько угодно средств.

На самом деле, нужно просто ввести возрастной ценз. И, по достижению, скажем, возраста 60 лет, каждого завкафедрой, руководителя отдела, директора института, обвешанного многочисленными титулами, обросшего чешуей медалей и увенчанного благородными сединами, нужно решительно от руководства отстранять. Чтобы ни единой нити управления в его руках не осталось. Отстранять, давать почетную должность "ведущего консультанта" или "эксперта" - и вежливым пинком отправлять на эту синекуру. Не согласен? - второй раз не предлагаем.
Потому что присосались, упыри, к науке и образованию, как поросята к мамкиной сиське, не оторвать. Не все, конечно, но очень, очень многие.
Пустили корни, угнездились на тронах, и слова "молодым везде у нас дорога" воспринимают исключительно как добрую шутку и застольный тост. Еще бы, а ну как этот настырный молодой со своим проектом возьмет и докажет, что все, чем профессор сорок лет занимался - чушь? И жирные премии получены ни за что, и все достижения и диссертации - пшик. Кто ж такое стерпит?

Каждый маститый профессор, спору нет, когда-то был ниспровергателем устоев, новатором и вольнодумцем. В определенных рамках. Вот только с годами эта гвардия выстроила несокрушимую бетонную стену консерватизма, в который превратились когда-то новые идеи. А если борзый молодой специалист попробует прыгнуть выше головы, тут-то его и подкосят чинуши - звонком кому надо, урезанием финансирования, требованием "прекратить антинаучные бредни". И с формулами в руках докажут, что то, что летает и плавает, летать и плавать ну никак не может, потому как они, профессора, еще полвека назад это доказали. И пойдет сиротинушка, солнцем палимый, и положит свой научный труд в глубокий ящик стола, а сверху положит прибор.
На истфаке, где я учился, был такой пример. Из уважения (все же было за что уважать) не буду называть имя и фамилию профессора. Казалось, он был вечен белая голова, благородный профиль, огромный рост... В свое время он был велик, и двигал историческую науку вперед большими шагами. И даже теперь о нем говорили, как о памятнике: или хорошо, или ничего.
Вот только знать он уже ничего не желал. Ничего нового. И читал свои лекции так, как делал это двадцать лет назад. И конспекты требовал - чтоб слово в слово. Его броня была непробиваема. Его любили и боялись. Но любили бы еще больше, если бы он ушел с руководящих постов раньше.
Правда, профессор все же ушел. И за это его стоило уважать еще больше.
Но многие-то до сих пор сидят и будут сидеть на своих постах, чертовы мумии.

Вампиры от науки, ни живые, ни мертвые. Осиновый кол на них еще не вытесан.

(no subject)

* * *
Прекрасная фраза попалась на глаза в тексте одной из утренних новостей.

"По данным переписи, в Мировом океане живет нониллион - 1.000.000.000.000.000.000.000.000.000. 000 - микроорганизмов".

Перед мысленным взором встают усталые, но ответственные переписчики с суровыми лицами и добрыми глазами за стеклом глубоководного скафандра. Они стучатся в каждый микроорганический дом, к каждой микросемье. Заполняют анкеты несмываемыми чернилами, выслушивают сетованья на жизнь, вежливо, но твердо отказываются от стопочки, поднесенной радушным, сложной формы хозяином. Побулькивая выпускаемым воздухом, досконально опрашивают домовладельца: "А точно ли, гражданин Prochloron, в вашей семье числится именно 236201 работающий и 10003452 иждивенца? И еще - вот тут у нас записана проживающая неподалеку от вас соседка Nanoarchaeota, по паспорту незамужняя, не знаете ли вы, дома она или нет? Всего доброго, извините за беспокойство".
И так - методично, не пропустив ни уголка, ни расщелины даже где-нибудь на дне Марианского желоба.

(no subject)

* * *
Итак, в четверг вечером (часов после 19) буду сидеть на Текутьевском бульваре, ближе к "Геологу" и мирно выпивать.
Поскольку никакого особенного празднования дня рожденья не планирую (будний день, середина недели), то буду рад всем знакомым, кто просто пройдет мимо. Ну, или не пройдет, а остановится.

(no subject)

* * *
Совсем недавно британские ученые подкосили меня, заявив, что никакого Джека Потрошителя не было. Мол, все это - подделка и мистификация журналистов, которым не хватало тиражей газеты. Насчет журналистов не поспорю, я и сам в свое время был замешан в нескольких, правда, не таких масштабных, журналистских мистификациях. Как говорил некогда известный российский газетчик Пастухов, отвечая на упреки в публикации всяческой "чернухи": "Кормимся, господа, кормимся!"
Но все же, грешно так вот взять и лишить легионы фанатов Джека Зэ Риппера всякой надежды. Мол, Джек ваш вовсе и не Джек, а четыре разных человека, прямо как Карл Маркс и Фридрих Энгельс. А ведь столько толстых томов написано, столько копий сломано по поводу личности знаменитого Потрошителя: тут тебе и поляк Козьмински, ненавидевший женский пол, и таинственный русский фельдшер (непременно, непременно русский) с темным прошлым, и внук королевы Виктории герцог Кларенс (болел сифилисом, подлец, а потому вполне мог чиркать проституток скальпелем по ночам!), и сутенер из Уайтчепела (а чо они?), и художник Сикерт, разоблачению которого писательница Корнуэлл посвятила том на глянцевой бумаге, поскольку неприятным был человечишкой этот самый художник... Все до мелочей разобрано - от длины любимого скальпеля маньяка, до покроя его плаща и пристрастий в быту.
И в одночасье оказалось, что письма Джека - подделка, и на что только не пойдешь ради тиража любимой газеты. Впрочем, очень может быть, что и эта очередная версия является таким же мифом, как и прочие, а на самом деле все жертвы покончили с собой самым зверским образом, выпотрошив себя собственноручно. Отчего бы и нет? Чем моя теория хуже прочих?

Оставим в покое призрак Джека.
Однако же, исследователи всех стран не дремлют, и точно вознамерились добить меня танцем. Недавно вот и в Германии подсуетились и заявили, что Ван Гог вовсе даже не отрезал себе ухо. Это за него сделал подлец Поль Гоген, ловко оттяпав другу ухо на дуэли. Потом, разумеется, все замолчали и последовал заговор с целью скрыть проступок Гогена. Совершенно непонятно, к чему все эти сложности, но лично мне Гоген всегда был несимпатичен - верите ли, было в нем что-то этакое, неприятное...
Впрочем, Винсенту он оказал услугу: ведь иначе не случилось бы в истории "Автопортрета с перевязанным ухом". А вот если бы другом Ван Гога был Джек-Потрошитель, то очень вероятно, что мы увидели бы "Автопортрет с перерезанным горлом".
Какая жалость.

ГОРИЗОНТ СОБЫТИЙ

Когда ты сильно простужен, и страшно болит голова, и ломит все тело, и налицо повышенная температура - тогда мытье полов доставляет просто несказанное просветление. Куда там Будде с его сиддхи.
Стадий у этого просветления несколько.

Первая: ты полностью умираешь. Разум пересекает горизонт событий, и ни на что больше повлиять нельзя. Полный коллапс. Сфера Шварцшильда.
Вторая: тело начинает приходить в себя, не обращая внимания, что на месте мозга давно уже сплошной флэтлайн, тишина и попискивает красная лампочка. Шевелятся пальцы и вращаются глаза.
Третья: тело берет влажную салфетку, и движется по заранее намеченной орбите, положившись целиком на рефлексы - приподнять, отодвинуть, протереть пыль, поставить на место. Время от времени тело пытается применить стратегию номер девять тысяч восемьдесят пять, которую в свое время успешно продемонстрировал Терминатор. Но что-то ему мешает.
Четвертая: когда в руках тела оказывается швабра, робко включается мозг, и начинает неуверенно командовать, все больше входя во вкус.
Пятая: рефлексы сменяются импровизацией: "Э, тело, слышь? Отодвинь диван, под ним пыль и шерсть. Давай-давай, не ленись! А можно еще и вот сюда пробраться..." Тело с ненавистью выполняет. С тела ручьями течет пот, но оно с удивлением замечает, что двигаться стало легче и не так мучительно.
Шестая: мозг окончательно восстанавливает контроль, запуская резервные нейронные цепи и отключая участки выгоревших клеток. "Распустились тут без меня..." - скрежещет он, заметив, что тело успело порезать палец, само того не замечая.
Седьмая: когда глаза замечают, что невымытым остался маленький участок коридора, мозг охватывает безудержный триумф, а тело апатично замирает на месте, мотая головой, с которой веером разлетаются брызги пота. Всё вместе очень напоминает купание красного коня. Температура тела почти нормальная.
Восьмая: мозг, по инерции бодро, предлагает: "А может быть, еще и лестничную площадку отдраить? А?" Тело посылает его нахрен и демонстрирует "стахановское движение" - ударяет ребром ладони правой руки по предплечью согнутой в локте левой.

После этого тело и мозг окончательно синхронизируются, и организм идет в душ.
Удивляясь чистой квартире. Но, главным образом, приходя в недоумение от того, что он еще жив.

ТЕЛЕПОРТЕРЫ-2

Первым сдался аэропорт "Шереметьево".
Когда деревянных ящиков стало не хватать, а у дверей, за которыми пряталась дирекция, днем и ночью начали стоять молчаливые толпы с плакатами, буквы на которых обвиняли в убийстве - начался обратный ход. Маятник качнулся в другую сторону.
После того как случаев невозвращения клиентов (или возвращения в "ненадлежащем виде", как мягко выразился один из руководителей проекта) стало отмечаться все больше и больше, все поняли, что лавина сорвалась с места. Мелкий ли камушек был тому виной, или какой-то серьезный изъян в структуре мироздания, который масс-телепортеры нарушили - установить не удалось.
Проект поспешили свернуть. Частные авиакомпании, еще не задавленные гигантом, лицемерно сочувствуя "Аэрофлоту", радостно выгоняли из ангаров застоявшиеся самолеты. То в одном, то в другом аэропорту овальные дуги телепортеров затягивали брезентом.

Collapse )



"Телепортеры-1" ("Способ жить быстро") - ТУТ.

СМЕРТЬ АРХИМЕДА

- Не трогай мои чертежи! - взревел Архимед, и римский центурион, случайно наступивший калигой на неровную линию, недоуменно отшатнулся. Потом внимательнее посмотрел на ученого и сдвинул шлем на затылок, открыв потный лоб с прилипшими темными волосами.
Collapse )

ТЕОРИЯ СОПРОТИВЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ

1. Всякий материал должен сопротивляться.
2. Материал не сопротивляющийся - недостоин материальности.
3. Борьба с сопротивлением материала ведется до полной и безоговорочной его сдачи.
4. Если сопротивляющийся материал не сдается, его уничтожают.

НЕМНОГО О ВЕЛОСИПЕДАХ

Вообще, любая наука, как всем известно, "имеет много гитик".
Вот, например, история.
А в большой Истории - тот, маленький эпизод, который уже много лет любят рассказывать студентам преподаватели с кафедры отечественной истории ТюмГУ. Про велосипед.
Про какой?
Все дело было в том, что в одном из старых свитков XV века, написанном классической приказной скорописью, как-то было обнаружено это самое слово. "Велосипед". Летопись, частично использованная как палимпсест, сохранилась плоховато, часть текста была утрачена безвозвратно, и понятно, что в контексте слово "велосипед" повергло исследователей в транс. Понятно - там сам черт ногу сломит, в этом канцелярском почерке, никакая палеография не поможет. Как так - велосипед?
Потом кого-то осенило: ну конечно же, фальшивка, чья-то позднейшая шутка!
Увы. Тщательно проведенные анализы не оставили от этой версии камня на камне. Самая что ни на есть подлинная рукопись, до последней черточки.
Так бы и попала эта история в число неразрешимых казусов исторической науки, и наверняка ей бы не преминул потом воспользоваться академик Фоменко, доказывая, что вся история суть позднейший вымысел.
Если бы не один старый, умудренный годами и прокуренный "Беломором" до кончиков ногтей профессор, который давно уж обретался на пенсии, но, подобно мисс Марпл, охотно брался за всякие дела для родного университета. Он-то и расшифровал появление загадочного словца, мастерски владея "бритвой Оккама" и здравым смыслом.

Все оказалось просто. Некий приказной дьяк, очень удрученный, как ему казалось, плебейским неблагозвучием своей фамилии, решил, сердешный, перевести ее на благородный "язык еллинов". Фамилия у дьячка была - Быстроногов.
Вот потому-то в тексте рукописи и появилась потом полустершаяся запись: "к сему руку приложил Иван сын Петров Велосипед".

Чудесная вещь - стремление к совершенству. Тем более, в историческом контексте.