Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

ДЕРЖИ КРАБА

Своего бывшего ангела-хранителя пенсионер и садовод-любитель Семен Петрович Телегин встретил в электричке. Обычным будним днем.
Электричка, погромыхивая на стыках, неспешно тащилась вперед, точно еще не проснулась от зимней спячки. Внутренности ее были забиты дачниками, спешившими приобщиться к воспетому графом Толстым («Будь он неладен!» - злобно подумал Семен Петрович) крестьянскому труду. Всюду, загромождая любое свободное место, стояли и лежали потертые рюкзаки, сумки на колесиках, вязанки лопат и тяпок – в общем, весь нехитрый скарб, с помощью которого человек ковыряет землю и в поте лица добывает хлеб свой.
И сквозь всю эту неразбериху пробирался высокий угрюмый человек в сером, потертом брезентовом плаще, странно топырившемся на спине. В руках человека была увесистая кипа газет и журналов, а на лице – вселенская скорбь и мучительное презрение к окружающему миру. Длинные, неопределенного цвета волосы падали на плечи и вились кольцами, нет-нет да и вспыхивающими золотистым отблеском. Впрочем, этот отблеск был настолько коротким, что никто из занятых кроссвордами и семечками дачников его не замечал.
А вот Телегин заметил. И застыл соляным столпом.
Высокий человек покосился на него и заорал трубным голосом, перекрывая попсу, бренчащую в хриплых динамиках старенького вагона:
- А кому газеты? Сканворды, программы, гороскопы! Скандалы, интриги, расследования! Только у нас на один раз! Кто не купил – зря деньгу замутил!
- Ишь, орет, шалапут… - проворчала какая-то бабка, приткнувшаяся на краешек сиденья рядом с Телегиным. – Ровно иерихонская труба, аж в ушах звенит.
Разносчик газет прошел мимо, хлопнув тяжелой полой плаща по колену Телегина. Призывы купить свой товар он не прекращал.
- Ты чего разорался-то? – не выдержав, прогундосила старуха в широкую спину, злобно позвякивая замотанным в тряпку садово-огородным инвентарем. Продавец чтива не обратил на нее внимания, зато снова бросил взгляд из-под густых бровей на остолбеневшего Семена Петровича и невесело ему подмигнул.
- Э-э… - еле сумел выдавить из себя пенсионер.
- Погоди, Петрович, - резко сбавив громкость, доверительно обратился к нему высокий. – Сейчас до конца дойду, вернусь и покурим с тобой. Лады?
- Ага… - пролепетал Телегин и начал судорожно шарить по карманам в поисках пачки «Петра».
- Я тебя угощу, не суетись, - ангел-хранитель улыбнулся во все крепкие белые зубы и шагнул дальше.
- Чего, знакомый твой, што ль? – сурово спросила бабка и неодобрительно поджала губы.
- Да так, шапочный, - машинально отозвался Семен Петрович, стиснув найденную пачку сигарет в разом вспотевшей ладони. В том, что мимо него только что прошел ангел-хранитель, он не сомневался – слишком хорошо это лицо запомнилось после одного, не такого уж и давнего случая…

Collapse )

(no subject)

* * *
Оглянуться - плохая примета. Легко не успеть
На автобус, который уходит в обратный путь.
Мир как старое фото. Вместо неба - красная медь,
Воздух полон дождем так, что кажется, не вдохнуть.
Первый шаг по сырому асфальту, поход налегке,
Отдающийся звоном подков на твоих сапогах.
Вместо солнца китайский фонарик зажат в кулаке,
Все как было, но если подумать - то все не так.
Если верить в автобус, тогда он конечно придет,
Скрипнет дверью, поманит шофером, подаст билет.
Если верить... А если не веришь, тогда вперед,
Меряй тропы шагами, жди поезд, которого нет.
Оглянуться - надежный способ сойти с пути,
Оторваться от Дикой Охоты за левым плечом...
Остановка. Смотри. Небо рушится там, впереди,
С красной медью осколков.
Но тебе уже все нипочем.

ДЕВЯТИХВОСТАЯ МЫШЬ

На улице ко мне подошел странный человек.
Капал мелкий дождь, небо было затянуто тучами до краев. После утренней жары это было даже приятно. Вот только побаливала голова.
Странный человек был бородат и сутул. На нем была серая куртка и серая рубашка. И сам он был какой-то серый, с лицом, смятым морщинами как скомканный и снова разглаженный тетрадный лист.
- Вам мышь не нужна? - тихо спросил меня серый человек и вопросительно скомкал свои морщины. Я смотрел на дорогу, гадая, когда подойдет мой автобус, и не сразу услышал. Тогда странный человек веживо и коротко прикоснулся к моей руке.
- Извините, вам мышь... не нужна?
- Мышь?
- Да. Она совсем новая.
Я тут же почему-то представил белую лабораторную крысу с красными глазками и розовым носом.
- В смысле, живая мышь? - уточнил я.
- Нет, - сипло-вежливо отозвался серый человек. Его морщины снова изменили расположение. Это было похоже на калейдоскоп, который крутнули в ладонях. - Не живую. У нее девять кнопок, она очень хорошо подходит для дизайнерских работ... Вот.
Он полез в карман куртки и вытащил мышь.
Она была черная и очень элегантная, с массой кнопок и блестящих хромированных штук.
- Жаль, что она не белая, - сказал я. Он заметно встревожился.
- Почему же?
- Просто так. Мне показалось, что она белая.
- Вам не нужна мышь? Никому не нужна мышь, - потускнел он и скомкал лицо обратно в горстку морщин. Я покачал головой.
- Не нужна. Но если хотите, я могу дать вам сто рублей. Вы первый, кто предлагает мне девятикнопочную мышь.

Тут он удивил меня еще раз.
- Спасибо, не надо, - сказал странный человек. Потом помолчал и добавил:
- Я вот подумал, что девятикнопочная мышь - она как девятихвостая лиса в китайских притчах. Как у Пу Сунлина. Вы читали? Хотя что я спрашиваю, боже, на остановке под дождем...
- Я читал. "Рассказы о людях необычайных". Давайте я все-таки одолжу вам сто рублей, - сказал я. - За старика Пу Сунлина не жалко, знаете ли. Редко встретишь знающего человека. Встретимся - вернете.
Серый человек поглядел на мышь, потом спрятал ее в карман и ненадолго перестал сутулиться.
- Не откажусь, - ответил он. - Спасибо. Я не пью водку, не сомневайтесь. Мне нужно поесть.
- Даже если пьете, - сказал я, - то это ваше дело. Берите.
Он растерянно взял деньги и сунул их в карман серой куртки.
- Спасибо.
Поколебавшись, он хотел что-то сказать, но из-за поворота вынырнул мой автобус. Я шагнул вперед.
Странный человек с девятихвостой мышью остался за накрапывающим дождем.

(no subject)

* * *
Особенно люблю сограждан, которые на остановке вихрем врываются в автобус. Вот он такой, тут же ловким штопором ввинчивается в тесную толпу, и, дождавшись, пока автобус поедет, задает тебе вопрос: "А он едет до вокзала?" И на твой ответ "нет" - недоуменно спрашивает:
- А почему?
И смотрит на тебя, шельмец, влажными глазами нерпы. И бездна недоумения в этих глазах.

Что тут скажешь? Лично меня такой вопрос всегда ставит в тупик: столько сразу вариантов ответа, я же не компьютер! Можно, например, сухо отчеканить:
- Пришельцы взорвали мост. Да, пришельцы. Те самые. А вы что, новости не смотрите утром? Ну как же так? Взорвали мост лучами смерти, пять автобусов в реку, а еще "скорая" и грузовик с углем.
Можно начать заполошно рыться в сумке, достать оттуда толстую пачку бумаг и громко сказать:
- Внимание! Руки по швам! Сейчас я зачитаю вам Указ Единого и Лучезарного Сияющего Тетрарха Всех Светлых Сил Хрустальной Полусферы об изменении геометрии пространства и, в связи с этим, маршрутов городского транспорта за номерами...
Или доверительно придвинуться к гражданину и шепотом продышать в ухо:
- Вы, конечно, понимаете, что это государственная тайна? Со вчерашнего дня, согласно внутренней инструкции МЦЭО ВЭЭП ОБПЖ маршрут изменен. С недовольными будут разбираться компетентные органы. Еще вопросы есть? Тогда пройдемте.
Неплохо также, в ответ на вопрос "почему?" - рвануть на груди свитерочек, распуская пряжу, с мукой повалиться на колени и начать громко причитать:
- Дыыыыыы что же этоооо! Дыыыыы скооолько ж можно издевааааться над людьмииии, ииироды?!? - краем глаза удовлетворенно наблюдая, как спросивший тихонько сереет и отползает.

Однако лучше всего действует безумный взгляд в лицо желающему знать, громкий визгливый хохот и выкрикивание заклинаний, взятых из плохого перевода повестей Лавкрафта. Неплохо при этом также размахивать ритуальным кинжалом в одной руке и черепом в другой.
Потом вдруг успокоиться, кинжал с черепом сунуть в спортивную сумку "Puma" и доброжелательно сказать:
- Вы, к сожалению, ошиблись. На следующей остановке вам нужно пересесть на пятый троллейбус или двадцать третью маршрутку. Нет-нет, не благодарите. С каждым случается.

УЛЕТАЮТ В РОДНЫЕ КРАЯ...

Сегодня ехал в одном вагоне электрички с тремя дембелями.
Дембеля были юные, суровые от осознания своей заматерелости и дембелевости - и поэтому очень трогательно-смешные, хоть и матерились всю дорогу как сапожники. Но и матерились они как-то так весело и беззлобно, что никто в переполненном вагоне не выражал неудовольствия. Что тут такого, парни домой едут.
Форма у всех троих - внушала трепет. Если бы меня быстро, навскидку попросили определить, что это за войска, я бы, не дрогнув ни единым мускулом лица, сразу ответил: "Личная Его Высочества Герцога Алайского Лейб-Гвардии космическая десантно-штурмовая преторианская когорта "Раненые Броненосцы!" Форма была обшита чудовищным количеством кантов, шевронов и нашивок, включая "ДМБ-2011" и "Еду домой!", на груди иконостасом бряцали значки и ордена (я не рассматривал, но сдается мне, что у одного было что-то вроде ордена Суворова всех степеней), не хватало только цепи Андрея Первозванного. Черные береты были зверски, по-натовски отбиты, берцы шнурованы чуть не до колен и подбиты блестящими медными набойками. Вторую половину груди у каждого занимали "акселя" - они же аксельбанты, искусно сплетенные в цвета российского триколора. Зрелище потрясало штатскую часть вагона и пресекало дыхание стайки школьниц, сбившихся в дальнем углу и стрелявших глазами.
Дембеля на стрельбу глазами не реагировали, они были очень заняты - слушали песни про лето и девчонок со старенького телефона, допивали упаковку пива и звонили друзьям. "Колян, зёма, ты где? Да, я! Да, оттарабанил службу, прикинь? Домой еду! Через час буду! Встречай! - Равиль, братан! Мин кильдем!... Ну ты не опоздай на вокзал-то, слышь? Бик якшы, братан!"

Видно было, что они страшно волнуются - приближалась Тюмень, где их должны были встречать родные и любимые, и поэтому все трое то и дело бегали в тамбур. Там дембеля нервно курили и смотрелись в стекла, поправляя береты, "акселя" и значки. Похохатывали, делая вид, что море им уже даже не по колено, а так, ниже подошвы. Рассказывали о службе: наш-то комбат был зверь, а летёха ротный ничо, нормальный, да я всю дорогу тягач водил, эвакмашина, ну ты в курсе, а помню, стою в карауле, и тут начкар ко мне... да ничо, всякое было...
Трое делились сигаретами и спрашивали друг у друга:
- Чё, братишка, тебя-то кто встречает?
- Меня братан старший и сеструха с подругой, в натуре!
- Меня мои кореша, зёмы, пойдем ща с ними квасить!
Самый юный на вид дембель, татарчонок со смуглым, очень красивым и тонким лицом, с нашивкой на плече формы "Таджикистан", улыбнулся и сказал:
- Меня мама... и батя.
Мимо проходила проводница, которая сделала было грозное лицо, но потом махнула рукой и сказала:
- Да ладно, что с вами сделаешь, с такими красивыми? Курите в тамбуре, только аккуратно!

И сразу все трое заулыбались, стали хлопать друг друга по плечам... И вдруг стало понятно, что они приедут, пройдутся в своей форме по родному району, а потом скинут ее, забудут про свои акселя и значки, и помчатся гонять в футбол с пацанами. Все потом - новая жизнь, работа, женитьба... А пока - встречай нас, Тюмень, над которой огромное чистое небо, мы оттарабанили, мы вернулись! Шире дорогу, дембель идет!

"Вот они денечки: зеленеют рощи, тополя,
Набухают почки, и на дембель едут дембеля,
Как весной повеет, то уже не спрятать, не унять.
Дембельское время, дембельская радость, твою мать!"

ТОПОЛОГИЯ ОСТАНОВКИ

Чрезвычайно забавляют люди, которые на автобусной остановке заглядывают в маршрутку и спрашивают:
- Скажите, а вы едете до Х-ской?
- Нет, - терпеливо поясняет водитель. - Вам дорогу перейти надо. Там сесть на такую же маршрутку и ехать в другую сторону.
Далее следует вопрос, затмевающий своей сюрреалистичностью все другие:
- А почему?
Мне кажется, в ответ на этот вопрос водитель должен произнести "Сорок Два" или "Абраксаксаксаксас", посмотреть на вопрошающего страшным огненным зраком из середины лба и испариться. Или, скажем, пронзительно закричать, подобно раненой скорпикоре, грянуться оземь и на восьми членистых ногах метнуться к люку канализации. В то время, как с тихим хрустальным звоном в салоне маршрутки рассыпаются на кристаллы окаменевшие пассажиры.

Потому что - что значит "а почему"? Почему в другую сторону? Так ведь у каждой городской улицы обычно есть два направления движения. Ведущих в диаметрально противоположном направлении. Одно из которых ведет ТУДА, а второе, как правило - НЕ ТУДА. Но задающий вопрос этого не понимает.
- А почему?
Такой вопрос мог бы, наверно, задать Христофор Колумб, когда некто, тыча пальцем в Каталанский атлас, доказывал ему, что плыть в Индию надо в обратном направлении. В итоге получили сплошное недоразумение и неправильных индейцев.
Хотя есть еще одно, очень простое объяснение. Вполне возможно, что тот, кто спрашивает подобное, владеет священным Знанием. Допустим, он знает, что обычно ровно в это время (с 10.00 до 10.00.46 утра субботы) пространство улицы около этой остановки чудесным образом меняет полярность. Исключая тротуары. И тогда маршрутки идут именно так, как нужно этому пассажиру.
Вот тогда мне вполне понятно удивление, и ясен отчаянный вопрос.
И даже не изумляет последняя фраза, с которой такие люди (сегодня тоже) огорченно отходят от маршрутки:
- Спасибо, я тогда еще подожду...

СУМАСШЕДШИЕ

Притягивать сумасшедших - это редкий талант, не всякому подвластен.
Нужны особые флюиды, исходящие от организма. Я так считаю.
Мне, например, подвластен целиком и полностью.
Иначе с чего бы они все время пытались поделиться со мной Великими Открытиями и Вселенскими Откровениями?
Вот, например, в общественном транспорте. Там для них вообще как медом намазано.

Collapse )

(no subject)

* * *
Все-таки сумел вчера побывать на фестивале "Рок над Волгой".
Туда и обратно съездил на электричке. Посмотрел вторую половину выступающих команд.
Народу было около 170 тысяч, как говорят. Но места всем вполне хватило на этом самом поле "Красный Пахарь". Тем более, что не было особой жары. Опять же - похоже, сюда свезли туалеты со всей Самарской области, поэтому страждущие не метались с пеной у рта по полю, ища уединения, и не выстаивали титанические очереди. С транспортом тоже было все в порядке. Более-менее. Электричек хватало, и автобусов тоже (хотя пробки на дорогах никто не отменял, конечно). Несколько поездов, конечно, ушли на моих глазах набитые людьми, точно в токийском метро. Но на рельсы никто не вываливался.

Покончив с сортирами и дорогами, перейдем к главному.
"Дип Пёрпл" были. Настоящие, а не какие-нибудь их последователи или двойники. И были великолепны. Я не особый любитель иностранного рока, но классику надо знать. А уж "Дым над водой" и "Блэк Найт" особенно. Поэтому с наслаждением послушал и посмотрел. В какой-то момент даже поймал себя на том, что подпеваю, стоя среди толпы юных, трясущих хайрами металлистов. Попробовал тоже потрясти. За неимением хаера, получилось только тряхнуть стариной.
"Алиса" замыкала выступление. И это было хорошо! Кстати, другие команды тоже выкладывались как надо. Фестиваль удался и закончился фейерверком.
Правда, дорогие друзья, я вас, как говорил Глеб Жеглов, сейчас огорчу до невозможности. Фотоаппарата у меня не было. Поэтому я не порадую вас кривыми засвеченными фотографиями, сделанными в толпе без штатива с дрожащих рук.
Думаю, потеря небольшая, через пару дней в интернете всяких фотографий будет достаточно.

Для себя сделал вывод: еще не совсем стал я старым, толстым и ленивым, есть еще остатки пороха.

(no subject)

* * *
Ну что ж, вот и киевская эпопея подошла к концу. Через несколько часов сяду в поезд.

До побачення, Киев, город-альбом, который можно перелистывать бесконечно..
Чудесные, солнечные и теплые осенние дни я провел, бродя по этим улицах и переулкам. Киев мне здорово помог - пожалуй, лучшего лекарства и не отыскать.
Все же мне повезло немного узнать этот город, хотя бы и чуть-чуть, будто почерпнуть с поверхности.

Не знаю, вернусь ли я сюда - как оказалось в последние годы, жизнь значительно короче, чем думалось мне в 16 лет. Стоит немного отвлечься - ан, год прошел, а ты так и не заехал в гости к другу, который живет в трех остановках от тебя... Чего уж тут говорить о Киеве. Но я хотел бы вернуться.
А пока что- отступать некуда, впереди Москва.